Рецензия на фильм
«Зеленый шершень»



3 февраля на российские экраны выходит фильм «Зеленый шершень» Мишеля Гондри. Режиссер, а также актеры фильма — Сет Роген, Кристоф Вальц и Кэмерон Диаз — лично представляли фильм российским журналистам еще 8 декабря. Об их пресс-конференции мы вам рассказывали. Теперь же пришло время поговорить и о самом фильме.

В Голливуде есть такая специфическая когорта режиссеров, которые создают и  независимые артхаусные фильмы, и мэйнстримовую студийную продукцию. Причем, многие из этих режиссеров являются выходцами из Европы, и эта «европейскость» добавляет особую привлекательность их фильмам (которые, казалось бы, по всем параметрам голливудские, но что-то в них есть совершенно неамериканское). В прошлом году мы рассказывали вам о фильме Антона Корбайна «Американец». И пусть это был, возможно, не самый удачный фильм, но сам Корбайн – отличный пример такого режиссера, балансирующего между «большим» Голливудом и оригинальным европейским стилем.

С французом Мишелем Гондри — очень похожая ситуация. Как и Корбайн, он прославился в качестве клипмейкера (на его счету множество клипов Бьорк, а также «Dance Tonight» Пола Маккартни, «Come Into My World» Кайли Миноуг, «Protection» Massive Attack и ролики других знаменитостей). А с первого десятилетия нового века — начал снимать полнометражное кино. Причем, первый же проект Гондри — «Звериная натура» — продемонстрировал своеобразное режиссерское видение Гондри, которое сочетает игрушечность, склонность к фантасмагории и какую-то особую трогательность. Впрочем, многие киноманы были склонны видеть в этом не столько стиль Гондри, сколько руку автора сценария и продюсера Чарли Кауфмана, а также еще одного продюсера — Спайка Джонза.

Эта парочка двумя годами ранее выдала картину «Быть Джоном Малковичем», которая собрала кучу наград и сразу стала культовой. Поэтому «Звериную натуру» восприняли как своего рода продолжение творчества Кауфмана и Джонза, а Мишеля Гондри, соответственно, как бесправного постановщика. В следующем своем фильме — «Вечное сияние чистого разума» — Гондри уже не ограничился ролью режиссера и выступил в качестве соавтора сценария. Результат — премия «Оскар» (как раз за сценарий). Но так как вторым соавтором сценария был все тот же Кауфман, киноманы опять стали поговаривать, что как бы хорош фильм не был, еще неизвестно, чья это заслуга — Гондри или все же Кауфмана. Наконец, Гондри снимает третий фильм — «Наука сна», теперь уже полностью взяв всю творческую часть в свои руки и обойдясь без Кауфмана.

Но фильм успеха не имеет, и это только укрепляет позиции скептиков, которые утверждали, что все хорошее в «Звериной натуре» и «Вечном сиянии» придумал Кауфман. Казалось бы, неудача должна была выбить Гондри из седла, но он не только не оставил «большую» режиссуру, но и выпустил сразу два потрясающих проекта. Один — «Перемотка», замечательное кино про кино, чисто авторский фильм, но с голливудскими звездами в главных ролях (Джек Блэк, Дэнни Гловер, Мос Деф и др.).

Второй проект — среднеметражная новелла из сборника «Токио!». Об обеих лентах мы вам рассказывали, поэтому отсылаем вас к соответствующим статьям и, наконец, переходим к «Зеленому шершню». Столь длинная предыстория была неслучайна: нам надо понять, с каким багажом (творческим и репутационным) Гондри подошел к этому проекту и что в итоге осталось от его индивидуального стиля (в наличии которого скептиков должны были убедить как раз «Перемотка» и «Токио!»). «Зеленый шершень» сделан по мотивам популярного в Америке радиосериала, который потом породил телевизионный сериал с участием Брюса Ли и серию комиксов. Впрочем, Гондри со товарищи сделал абсолютно самостоятельный проект, который не является экранизацией или римейком в чистом виде.

Главные герои «Шершня» — наследник медиаимперии Бритт Рейд, по ночам сражающийся со злом в образе супергероя (у Гондри его играет Сет Роген), и его помощник Като (Джей Чоу), который регулярно спасает своего шефа и делает всю основную работу, хотя и остается в тени. Двое других героев фильма — секретарша Бритта (которая до последнего не догадывалась, что придурковатый миллиардер на самом деле и есть Зеленый Шершень) и глава лос-анджелесской мафии Чудновский. Секретаршу играет, понятно, Кэмером Диаз, а Чудновского — Кристоф Вальц. Мафиози переживает кризис среднего возраста и очень расстраивается от того, что его считают нестрашным и старомодным. Поэтому в конце концов герой Вальца решает сделать «ребрендинг» и меняет свое имя на Бладновски (от Blood – кровь).

Что же касается секретарши, то ее роль сводится к тому, что она оказывается объектом сексуальных притязаний и Зеленого Шершня, и его помощника. Но никакой самостоятельной сюжетной линии или хотя бы какой-то яркой характеристики у нее нет. Скорее, сам ее образ, а также ситуации, связанные с ней — пародия на романтические линии боевиков, где всевозможные «девушек Бонда» весь пол-фильма заигрывают с главным героем, и лишь ближе к концу отдаются ему. У Гондри, конечно, все в итоге заканчивается совсем не по канонам блокбастеров (как именно — рассказывать не будем), и это лишь один из примеров того, как режиссер преодолевает жанровые штампы.

Другой пример — образ самого Зеленого Шершня. Вместо обладающего мощным интеллектом и огромной силой воли Бэтмена (который, как мы знаем, тоже ведет двойную жизнь миллиардера-супергероя) Гондри показывает нам недалекого парня, про каких говорят «без царя в голове». Никакими способностями (физическими в том числе) природа его не наделила, никаких глобальных целей у него нет, но постоянные вечеринки и проматывание денег папаши ему надоели, и в погоне за адреналином он решает поиграть в супергероя. Да так заигрывается, что весь город на дыбы ставит.

И в этом, на самом деле, можно усмотреть скепсис вообще по отношению ко всем супергероям (включая Бэтмена) — может ребятам просто острых ощущений не хватает? Может высокие идеалы и благо общества — это лишь предлог к тому, чтобы погонять на крутой тачке и пострелять из разнообразного оружия? Впрочем, однозначного ответа на этот вопрос «Зеленый шершень» не дает, а сам образ главного героя не скатывается в откровенную пародию и клоунаду (вроде Остина Пауэрса и прочих пародий на Бонда). Здесь Мишель Гондри демонстрирует отменное чувство меры.

Аналогично и с постановочными и визуальными решениями. Так, например, в каких-то моментах мы начинаем улавливать отчетливое сходство с Тарантино; более того, перед титрами режиссер даже пускает ту же оригинальную обработку «Полета шмеля», которая звучала в первом «Убить Билла» (у Тарантино она иллюстрировала полет Невесты на самолете; у Гондри же, естественно, обыгрывается тема шершня). Однако, в целом фильм совершенно не выглядит подражанием Тарантино: Гондри берет у него только какие-то внешние эффекты. Поэтому получается не подражание и не пародия, а ненавязчивая аллюзия. Такие же тонкие намеки мы можем усмотреть и на прежнее творчество Гондри, хотя если не знаешь, что «Зеленый шершень» — именно его работа, ни за что не догадаешься.

Игрушечность, тема снов, нарочито ненастоящие декорации — здесь всего этого нет. Но есть забавный и трогательный главный герой (сравните с персонажами «Вечного сияния», «Перемотки»...), а также едва уловимый привкус какой-то несерьезности и фантасмагории, — привкус, который вас не покидает в течение всего фильма. Вместе с тем, по всем внешним признакам «Зеленый шершень» — типичный голливудский комедийный экшен класса А: со спецэффектами, погонями, стрельбой и кучей действительно веселых шуток... Но что-то здесь есть нешаблонное, свежее; такое, что вроде и не является какой-то сверхнеобычным, но в то же время заставляет воспринимать «Зеленого шершня» как проект, стоящий особняком от общего потока зрелищной кинопродукции, сходящей с голливудского конвейера.

Сергей Уваров (uvarov@ixbt.com)
Опубликовано — 17 января 2011 года

[Раздел «Смотри кино» | «Новинки кино»]