Рецензия на фильм
«Черный лебедь» Даррена Аронофски



Во вторник был объявлен шорт-лист номинаций на «Оскар», и одним из претендентов на награды в главных номинациях («Лучший фильм», «Лучшая режиссура» и «Лучшая исполнительница главной роли») стал фильм Даррена Аронофски «Черный лебедь». Правда, по общему количеству номинаций эта картина существенно уступает фаворитам гонки – «Социальной сети» и «Король говорит», да и многочисленные профессиональные гильдии отдали предпочтение другим лентам, поэтому шансы на Оскары за лучший фильм и лучшую режиссуру невелики. Но вне зависимости от исхода оскаровской борьбы «Черный лебедь», безусловно, войдет в историю кинематографа: во-первых, как лучшая работа Даррена Аронофски, а во-вторых, как лучший фильм на балетную тематику.

Сюжет «Черного лебедя» прост и очевиден уже с первых кадров (хотя это не значит, что здесь нет интриги – она есть, и фильм держит зрителя до последних кадров). Балерина Нина (Натали Портман) из некой очень известной балетной труппы (имеется в виду, конечно, New York City Ballet) мечтает о главной роли в готовящейся постановке «Лебединого озера». Однако хореограф (Венсан Кассель) сомневается в том, что вся такая из себя положительная и трогательная Нина сможет исполнить роль Одилии – Черной лебеди, соблазняющей Принца. Постановщик видит Нину только в роли Одетты – Белой лебеди, однако хочет, чтобы Одилию и Одетту играла одна балерина. Получит ли Нина заветную роль, и чего ей это будет стоить?

Ознакомившись с сюжетной завязкой, можно подумать, что перед нами традиционная драма, представляющая собой пафосный рассказ о преодолении себя ради достижения цели и включающая традиционную лав-стори с балетмейстером или партнером по сцене. Но Аронофски отказывается от любовной линии и снимает даже не драму, а мощный и очень жесткий психологический триллер, местами перерастающий в фильм ужасов. В общем-то, эта картина не столько о балете, сколько о раздвоении сознания балерины, постепенно погружающейся в сумасшествие и окончательно теряющей связь с реальностью – во имя искусства. С другой стороны, балет в «Черном лебеде» – не безликий фон, а плоть и кровь фильма. Причем, в прямом смысле.

В том, как режиссер показывает балет и связанную с ним жизнь, много плоти, телесного, физиологического – хруста разминаемых суставов, боли, изнеможения… Много и крови – реальной (на стертых во время тренировок пальцах) и воображаемой (примеры приводить не будем, дабы не раскрывать сюжетные повороты). Постепенно увеличивающаяся кровавая ранка станет одним из ключевых символов фильма – это одновременно и больное, «незаживающее» сознание, и жертва (самопожертвование) главной героини. Вообще, «Черный лебедь» насквозь символичен и метафоричен: несложный, в общем-то, сюжет Аранофски оплетает паутиной недосказанностей и двойных (тройных, четверных) смыслов, окончательно запутывая зрителя. Не поймешь, где правда, а где иллюзия, что понимать буквально, а что стоит воспринять как иносказание…

И это не просто выглядит интеллектуальной игрой режиссера и сценариста, но производит сильнейшее эмоциональное впечатление: мы начинаем чувствовать себя в шкуре главной героини и испытываем возрастающее беспокойство из-за невозможности выбраться из этой шкуры, взглянуть на события со стороны, разобраться и отделить жуткие нелепые фантазии от реальности. Как в кошмарном сне – вроде и понимаешь, что спишь, что так не может быть на самом деле, но все равно переживаешь игру подсознания отчетливее, чем явь, и отчаянно хочешь проснуться. В какой-то момент открываешь глаза – а потом снова проваливаешься в сон и попадаешь в тот же кошмар.

Кульминацией этого полусна-полуяви становится финал, который, как и многие из предшествующих ему событий, можно трактовать по-разному. (Внимание, спойлер! Если вы смотрели фильм - выделите пропущенные места мышкой) На мой взгляд, смертельная рана – аллегория сумасшествия, неизлечимой душевной раны. Вместе с тем, это и самоубийство – точнее, убийство той стороны личности Нины, которая мешала ей как артистке раскрыться в полной мере. «Твой главный соперник – это ты сама» – говорит ей хореограф, и Нина убивает этого своего соперника. И, обратите внимание, именно зеркалом.В двойственности финала – раздвоенность личности Нины (которая одновременно ассоциируется с таким же раздвоенным образом Одетты-Одилии из «Лебединого озера»). А визуальным лейтмотивом, символизирующим эту раздвоенность, становится зеркало.

Акцент на отражении делается в первых же кадрах, когда девушка едет на метро и глядит в окно. Зеркала постоянно присутствуют во время занятий в балетном классе, да и дома у Нины; и поначалу на них не обращаешь внимания, они воспринимаются как что-то обыденное, само собой разумеющееся. Но чем дальше, тем отражение становится все более и более «самостоятельным», а зеркала «ведут себя» все более агрессивно. Вместе с тем, мы начинаем понимать, что и сам балет превращается в зеркало жизни Нины. Или жизнь Нины – в отражение балета? «Эта роль погубит тебя» – в отчаянии кричит мать Нины. Но Нина, сама того не понимая, настолько сжилась с Одеттой-Одилией, что путь назад уже невозможен. Конфликт белого и пробудившегося черного лебедя разворачивается уже не на сцене, а в жизни Нины. Жизни, в которой главное – сцена.

P.S. Недавно стало известно, что Натали Портман, блестяще исполнившая главную роль, помолвлена с Бенджаменом Мильпье (танцовщиком и хореографом New York City Ballet, который в «Черном лебеде» сыграл партнера Нины в «Лебедином озере») и ждет от него ребенка. Таким образом, сцена, разыгрываемая история проникла в жизнь не только героини фильма, но и самой Натали Портман. Но я не сомневаюсь и в другом сходстве: в том, что Портман, как и Нину, ждет в ближайшее время главный карьерный триумф – премия «Оскар» за лучшую женскую роль. Она этого заслужила как никто другой. Но, надеюсь, на этом сходства судеб экранной героини и реальной актрисы закончатся :-)

Сергей Уваров (uvarov@ixbt.com)
Опубликовано — 27 января 2011 года

[Раздел «Смотри кино» | «Новинки кино»]