Обзор классических CD-новинок
Апрель 2010 года



Вслед за апрельскими новинками поп-музыки и электроники пришло время изучить основные классические альбомы. Сегодня мы решили подробно рассказать вам о двух дисках, и оба — с барочной музыкой. Первый — генделевский сольник сопрано Патрисии Петибон, а второй — баховский альбом баяниста Ришара Гальяно.

Patricia Petibon
Rosso

     
 
Лейбл:
Deutsche Grammophon
 

Дата релиза:

Время звучания:

06 апреля 2010 года

75 минут

 
 

Цена (ориентир.):

 

650 рублей

 

После удачного дебютного альбома «Amoreuses» на Deutsche Grammophon французская певица Патрисия Петибон продолжает исследовать музыку XVIII века. Но если на дебютный диск попали арии композиторов эпохи Классицизма (Моцарт, Гайдн и Глюк), то теперь Патрисия обратилась к барочному репертуару. Новый альбом содержит произведения Алессандро Скарлатти, Никола Порпоры, Антонио Вивальди и, конечно, Георга Фридриха Генделя. При этом, Патрисия включила в свою подборку как малоизвестные арии, так и хиты (вроде генделевских «Piangero la sorte mia» из «Альчины» или «Laschia la spina» из «Ринальдо»).

Такая концепция, безусловно, не нова и даже в каком-то смысле банальна: практически любой альбом барочных арий составляется по аналогичному принципу — вспомним генделевский альбом Симоны Кермес, прямой конкурентки Петибон. Не стало откровением и стремление преподнести старинную музыку со вполне современным драйвом, что практикует та же Кермес. И здесь вполне показателен выбор номера, на который был снят клип (тоже, кстати, уже традиция): огненно-рыжая красотка страстно танцует и сексуально открывает рот под арию Клеопатры из «Юлия Цезаря в Египте» Алессандро Скарлатти.

Эта экстравагантная композиция сразу запоминается благодаря кастаньетам и зажигательным ритмам, скорее ассоциирующимися у современного слушателя с Испанией и Латинской Америкой, нежели с Египтом или, тем паче, с Италией (где она был сочинена). Однако, даже такими вещами знатоков барочной музыки не удивишь: стереотип о старинной музыке как о чем-то скучном и интересном лишь исследователям был разрушен уже давно. «Так чем же выделяется альбом Патрисии Петибон из целого ряда аналогичных релизов?» — можете спросить вы.

Ответ будет простым: полное соответствие диска современным тенденциям в этой сфере и отсутствие какой-либо изюминки в подборе и позиционировании материала позволяют нам сконцетрироваться на том, ради чего, собственно, все и затевалось: на вокале Патрисии Петибон. Ей удалось главное: проявить индивидуальность, не погрешив ни против канонов барочного исполнительства, ни против актуальных трендов в сфере звукозаписи. Составив программу по тем же принципам, что Чечилия Бартоли, Симона Кермес, Магдалена Кожена и многие другие, Патрисия, тем не менее, не выглядит их «клоном» или подражателем.

Ее голос сразу узнается благодаря чистому, почти «стерильному» (без вибрато), но в то же время очень естественному звуку. Иногда даже кажется, что она не поет, а напевает, но партия при этом сложнейшая, и к технике не придерешься. Можно спорить, насколько оправдано такое холодное, «дистилированное» исполнение скорбной и проникновенной арии Клеопатры «Piangero la sorte mia» из «Юлия Цезаря» Генделя (той самой, без которой не обходится ни один женский генделевский альбом), но в отстраненности Патрисии проглядывает отличное понимание музыки и предполагаемой сценической ситуации. То же самое справедливо и для остальных номеров.

Richard Galliano
Bach

     
 
Лейбл:
Deutsche Grammophon
 

Дата релиза:

Время звучания:

12 апреля 2010 года

61 минута

 
 

Цена (ориентир.):

 

650 рублей

 

В февральском CD-обозрении мы рассказывали вам о двух баховских альбомах. Сегодня пойдет речь о еще одном диске с музыкой Баха. Причем, куда более неожиданном и любопытном. Это сольный альбом французского баяниста Ришара Гальяно.  И – да, играет он именно произведения Иоганна Себастьяна Баха. На первый взгляд, ход очень сомнительный. Конечно, баянисты и аккордеонисты в музыкальных училищах очень любят играть органные произведения Баха, да и в городских переходах нередко услышишь нечто похожее :-) Но допустимо ли это выносить на широкую публику, выпуская диск на таком авторитетном лейбле, как Deutsche Grammophon?

К таким альбомам невольно относишься с предубеждением. Но тем сильнее впечатление после прослушивания, когда понимаешь, что все подозрения и скепсис были напрасны. Гальяно разрушает стереотипы, сложившиеся вокруг «гармошек», демонстрирует высочайший профессионализм и глубокое понимание природы баховского тематизма. Звук – идеально ровный, довольно строгий в целом, но при этом очень богатый на тончайшие нюансы и оттенки. И в этом нет ни капли любительщины, которой так часто разит от записей баянистов и аккордеонистов.

Разумеется, не все произведения, включенные в альбом, звучат в равной степени органично. Дело в том, что музыкант решил записать не органную музыку (которая действительно может очень неплохо звучать на баяне и аккордеоне, ведь эти инструменты-то родственные органу!), а оркестровые и камерно-инструментальные сочинения. Таким образом, аккордеону достались партии скрипки (Концерт для скрипки, струнных и бассо континуо BWV 1041), флейты (Solo in A BWV 1013, знаменитая «Шутка» из Оркестровой сюиты №2 BWV 1067), гобоя (Концерт для гобоя, скрипки, струнных и бассо континуо BWV 1060)…

Стоит отметить, что Гальяно играет партии каждого инструмента по-своему, стараясь использовать характерные для них штрихи и фразировку. И хотя поначалу сложно перебороть свои слуховые привычки (произведения-то все сплошь известные, многократно слышанные в «аутентичных» записях), в итоге к звуку баяна и привыкаешь и с головой погружаешься в великую музыку Баха. В конце концов, не стоит забывать, что никакого преступления в подобных переложениях нет. Зачастую Бах писал для тех или иных инструментов не потому, что ему нужен был именно этот тембр, а потому, что они были под рукой.

А иногда ему и вовсе было неважно, на чем сыграют его произведение. Например, опус BWV 1013 озаглавлен просто как «Solo in A». Как сольные партиты и сонаты (к которым его часто причисляют, кстати), Solo in A можно играть на флейте и на скрипке. А раз так, то почему бы не исполнить его на баяне? Аналогично и с «Искусством фуги». В нотах последнего творения Баха вообще отсутствует указание на инструмент (или инструментальный состав), поэтому его играют на фортепиано, клавесине, органе, а кроме того, «Искусство фуги» нередко можно услышать в исполнении струнного квартета. Поэтому «гармошечные» версии Гальяно имеют полное право на существование.

А вот что не стоило помещать на диск, так это небольшое произведение авторства самого Гальяно. Аккордеонная ария, написанная по образцу и в стиле баховских инструментальных арий из сюит, выглядит здесь откровенно лишней и по художественному уровню вряд ли может быть поставлена в один ряд с музыкой великого немца.


Сергей Уваров (uvarov@ixbt.com)
Опубликовано — 04 мая 2010 года